Рубрики
Дело №552 НКВД

Признание: мой двоюродный прадед — участник Большого террора

На прошлой неделе я передал в Музей истории ГУЛАГа все материалы личных дел моего двоюродного прадеда Иосифа Даниловича Берёзы. Иосиф Берёза с 1933 по 1946 год служил в  НКВД. Он лично участвовал в организации репрессий против китайцев и корейцев в Иркутской области в 1938 году.

Иосиф Берёза, конец 1930-х

Около месяца назад я создал сайт, посвященный Делу волоколамских железнодорожников, одним из фигурантов которого был мой прапрадед по другой линии. Копия этого 400-страничного дела тоже передана в Музей истории ГУЛАГа. 

На сайте я потихоньку выкладываю материалы дела – доносы, допросы, другие бумаги… И собираю из этих документов и из открытых источников биографии действующих лиц – обвиняемых, следователей и свидетелей.

Дело волоколамских железнодорожников – это 1930-1931 год, гуманные времена в сравнении с Большим террором. Никто не был расстрелян, но восемь судеб было сломано, восемь семей разрушено, а правда так и не была сказана.

Наблюдая за работой Дениса Карагодина, я понимаю, что и мне не избежать порицания части общества, а судя по последним событиям – и проблем с законом (вернее с «законом»), ведь я собираюсь придать огласке личные данные пяти десятков человек, треть из которых – чекисты.

О том, для чего это нужно, я подробно написал на сайте Дела. Если коротко, то вся правда о преступлениях должна быть сказана и все участники преступлений названы по именам.

Чтобы быть последовательным, я и опубликовал на своем  собственном сайте подробнейшую биографию моего родственника – чекиста и передал информацию о нем в музей.

В моем семье никто не знал, что старший брат прадеда Фёдора Даниловича служил в органах. Не знали даже о самом факте существования этого брата. Я узнал о нем случайно – искал информацию о прадеде и нашел в мемориальской базе НКВД однофамильца с таким же (достаточно редким) отчеством. В 1936 году этот человек был начальником Нерчинского НКВД. А больше о нем ничего не было известно.

Хотелось верить, что это просто однофамилец. Но вскоре я нашел запись о его рождении в метрической книге села, где родился мой прадед. У Иосифа и Фёдора были одни родители.

Фрагмены метрических книг церкви Рождества Богородицы в посаде Калиновка Херсонской губернии. Вверху — запись о рождении Иосифа Берёзы, 4 апреля 1901 года. Внизу — запись о рождении Фёдора Берёзы, 6 февраля 1905 года.

Благодаря помощи Александра Макеева и Алексея Теплякова я со временем смог собрать полную биографию родственника. Так много я не знаю даже о собственном прадеде – его брате.  

Судя по биографии, Иосиф Данилович был человеком неординарным. Служил оружейным мастером в комендатуре московского Кремля, народным судьей в Харьковской области, окончил Институт востоковедения в Москва, стажировался в Монголии. Но после института попал на службу в органы и был командирован в далекий Нерчинск – место царской каторги. Туда в  разное время ссылали декабристов, Петрашевского, Чернышевского, народников и эсеров, например, Фанни Каплан.

О непосредственном участии Иосифа Даниловича в Большом терроре мне стало известно благодаря Книге памяти жертв политических репрессий Восточной Сибири. В ней каким-то чудом оказалась обзорная справка по делу начальника НКВД Иркутской области того периода Малышева, арестованного в 1939 и расстрелянного в 1941.

Не буду останавливаться на этом подробно – справка полностью опубликована на моем сайте, а выдержки из нее, относящиеся к моему родственнику, составляют значительную часть его биографии.

Иосиф Берёза как сотрудник третьего отдела занимался контрразведывательными операциями и курировал кампанию против китайского и корейского населения области (их считали японскими шпионами). Это были тотальные национальные чистки. В справке нет точных цифр, но я проанализировал сайт «Открытый список» по корейцам, убрал многочисленные дубли, и получил 159 арестованных, три четверти из которых – 121 человек – были впоследствии расстреляны. 

В материалах уголовного дела Малышева описаны пытки, которым подвергались подследственные: избиения, непрекращающиеся днем и ночью допросы, многодневные держания в «отстойниках» на ногах…

Я запрашивал в архиве ФСБ копию этого дела, хотел посмотреть протоколы допросов своего родственника, но получил отказ, потому что Малышев не был реабилитирован. Мне еще предстоит поехать в Иркутск, чтобы попробовать найти в архивах другие документальные доказательства вины двоюродного прадеда. Я их обязательно опубликую.

А пока планирую довести до конца Дело волоколамских железнодорожников. После этого каминг-аута считаю себя вправе обнародовать данные о других чекистах, чье участие в политических репрессиях 1930-х подтверждаются материалами архивных дел. За этой работой можно следить в специальном телеграм-канале — https://t.me/delo552

 P.S. Трудно передать, как мне неприятно, что в тени этого злодея оказался его младший брат – Фёдор Данилович Берёза. Ветеран Великой Отечественной войны, боевой офицер (тоже, кстати, майор, только не госбезопасности, а инженер-майор), тяжело раненый на фронте. В 1941 году он был одним из тех, кто занимался демонтажем и эвакуацией электрооборудования московских предприятий, в частности ЗиЛа. До и после войны Фёдор Данилович электрифицировал сельское хозяйство в разных районах Московской области. 

Фёдор Берёза, 1940-е

Когда в 1946 году Иосифа уволили из органов (подозреваю, что из-за «профессиональной болезни» чекистов), он приехал к брату в Подмосковье, жил у него и какое-то  время работал на предприятиях, которыми руководил Фёдор. 

Вот такая семейная история – история страны в миниатюре. Не надо ее стесняться, как бы ни было неприятно. Надо искать правду и не повторять ошибок и преступлений предков.