Рубрики
НКВД

Как псковское ФСБ раскрыло имена эстонских карателей и скрыло имена собственных

Благодаря нашумевшим вчера новостям о рассекречивании имен украинских карателей я узнал, что еще 20 мая ФСБ рассекретила имена карателей эстонских. Причем сделало это то самое псковское управление, с которым я сужусь из-за того, что они не раскрывают имена карателей из собственных чекистских рядов.

В прошлом году, напомню, мы получили следственные дела прапрадеда моей жены и его брата – псковских крестьян-единоличников Анисима и Алексея Бельченковых. Оба брата были арестованы в феврале 1938 года. Анисима расстреляли, Алексея отправили на 10 лет в лагерь, откуда он не вернулся. 

Из присланных нам дел имена чекистов были вымараны. Мы просили прислать дела без купюр, но нам было сказано, что сведения о своих сотрудниках ФСБ может не разглашать. При поддержке существовавшей тогда Команды-29 мы подали на ФСБ в московский суд, и в первой инстанции проиграли. В суде ФСБ уже не прикрывалась правопреемством с НКВД, которого на самом деле нет, а занималась откровенным буквоедством. Об этом я подробнее писал здесь.

Из возражений ФСБ мы тогда узнали, что после нашего требования выдать дела без изъятий, псковское управление собрало экспертную комиссию и продлило сохранение ограничений на ознакомление и публикацию для всех дел репрессированных.

Экспертная комиссия собиралась в конце декабря 2020 года, иск мы подали в апреля 2021-го, а спустя чуть больше месяца после этого Псковское УФСБ, как выяснилось, приоткрыло архивы и опубликовало данные об эстонских карателях.

Сразу оговорюсь: я приветствую открытие архивов, даже если оно происходит исходя из соображений политической конъюнктуры. Сегодня мы не дружим с Эстонией – расскажем об эстонских карателях, завтра Путин в своей статье фактически объявит войну Украине – и мы укрепим боевой дух нашего народа данными об украинских садистах…

И все же есть вещи, не подвластные никакой конъюнктуре, —  преступления НКВД против собственного народа.

В следственных делах братьев Бельченковых нас интересуют несколько фамилий сотрудников Куньинского управления НКВД Калининской области (современная Псковская область). Эти люди ничем не отличаются от эстонских карателей, которые будут зверствовать на псковщине 5 лет спустя.

С помощью сайта «Открытый список» я собрал таблицу расстрелянных в 1937-1938 годах жителей одного только Куньинского района. В ней 63 фамилии (для сравнения РИА Новости пишут о 55 жертвах эстонцев). 

Почему бы псковскому УФСБ не опубликовать имена чекистов, причастных к гибели этих 63 мирных жителей? Фамилии жертв известны (в отличие, кстати, от жертв эстонцев), еще живы их дети

Ведь если рассекретили эстонцев, значит понимают: преступления совершают люди, и без их имен правда о преступлении неполная.

P.S.

И еще немного статистики о подвигах чекистских карателей на псковщине.

Братья Бельченковы были осуждены тройкой Калининской области 21 марта 1938 года. Только в этот день тройка вынесла 146 приговоров.

  • 78 человек (53%) были приговорены к расстрелу.
  • 65 человек (44,5%) получили 10 лет лагерей.
  • По 1 человеку (0,7%) получили 5 и 3 года лагерей.

17 из 146 осужденных тройкой — жители Куньинского района.

  • Из них 12 человек (включая Анисима Бельченкова) были расстреляны.
  • 5 человек (включая Алексея Бельченкова) получили 10 лет лагерей.

Повторю: это статистика одного дня — 21 марта 1938 года. И только одной тройки.