Рубрики
НКВД СМИ

Ликвидация «Мемориала» как ликвидация памяти

В июне о нашем суде с ФСБ по делу братьев Бельченковых рассказывал телеканал «Настоящее время». Передача записывалась ещё до рассмотрения иска в первой инстанции. Недавно мы прошли апелляцию в Мосгорсуде, где ФСБ отказалась от преемственности с НКВД, и журналист «Настоящего времени» Андрей Королев попросил меня рассказать, как развивается судебный процесс. Фрагмент нашего разговора вошёл в выпуск его программы, посвящённый ликвидации «Мемориала».

О причинах ликвидации в программе рассказывают выдающиеся российские правозащитники Ян Рачинский, Лев Пономарев, Светлана Ганнушкина и другие, а моя история иллюстрирует отношение современного российского государства к исторической памяти.

После того, как ФСБ дала заднюю с правопреемством, на первый план вышел другой их аргумент — якобы чекисты были военнослужащими, а данные о военных закон о ФСБ раскрывать не велит. На самом деле, военнослужащими чекисты не были. Но даже если бы и были, то Минобороны, например, ничто не мешает публиковать персональные данные миллионов участников Великой Отечественной войны. Именно на «Памяти народа» я нашёл фотографию (!) своего двоюродного прадеда Иосифа Березы, служившего в 1942-44 гг. в СМЕРШе, а в 1937-38 участвовавшего в Большом терроре.

Очень понравились слова Светланы Ганнушкиной в завершении передачи. Она говорила о своей работе в «Мемориале», но то же, мне кажется, могли бы про себя сказать все люди, занимающиеся темой исторической памяти в этих условиях, даже если это занятия семейной историей:

«Работа в «Мемориале» — это мое право жить. Потому что выдержать все, что происходит вокруг, и ничего не предпринимать, это очень тяжело, это почти невозможно. Теряешь ощущение права, права жить».