Дело братьев Бельченковых

Оглавление
О деле Бельченковых
Материалы дела
Переписка с ФСБ и военной прокуратурой
Иск к ФСБ
СМИ о деле

В 2020 году Игорь Яковлев получил от Управление ФСБ России по Псковской области архивные следственные дела родственников его жены – Анисима и Алексея Бельченковых, — репрессированных в 1938 году. Некоторые страницы дел содержали купюры: имена сотрудников НКВД были закрыты бумажкой или вымараны маркером. Яковлев запросил дела без изъятий, на что имел полное право, поскольку документы были полностью рассекречены. Однако УФСБ по Псковской области отказалось их прислать, сославшись на статью закон о ФСБ, разрешающую не раскрывать сведения о своих сотрудниках. Этот ответ фактически означал, что псковское УФСБ считает сотрудников НКВД СССР 1930-х сотрудниками ФСБ России, хотя созданная в 1995 году ФСБ не является правопреемником ни одного из советских силовых ведомств. Яковлев обжаловал это решение в Управлении регистрации и архивных фондов ФСБ России. Однако и эта инстанция не нашла оснований для обнародования имен чекистов. Позже военная прокуратура Псковского гарнизона заявила, что ФСБ вправе не раскрывать информацию, порочащую честь и достоинство участников Большого террора, поскольку они в свое время не были признаны виновными в фальсификации дел и применении незаконных методов расследования. При этом указ президиума Верховного Совета СССР, на основании которого братья Бельченковы были реабилитированы в 1989 году, признает репрессии 1930-1950-х годов «беззаконием».
В апреле 2021 года в Кунцевский районный суд Москвы был подан иск к псковскому управлению ФСБ, подготовленный старший юристом Команды-29 Максимом Оленичевым. 21 июня Кунцевский суд отказал в удовлетворении иска. Это решение будет обжаловано в Мосгорсуде.

О деле Бельченковых

В феврале 1938 года НКВД арестовал двух жителей хутора Гороватка Великолукского района Калининской области (ныне Великолукский район Псковской области) Алексея Егоровича и Анисима Егоровича Бельченковых.

Алексей Егорович, Анисим Егорович и старший сын Анисима Игнатий. Середина 1920-х

Алексей Егорович Бельченков — родился в 1881 году, образование низшее, беспартийный. Участник Первой мировой войны, старший унтер-офицер, награжден  Георгиевским крестом IV степени. Крестьянин-единоличник. Женат, четверо детей. Полная биография.

Анисим Егорович Бельченков — родился в 1882 году, образование низшее, беспартийный. Крестьянин-единоличник, портной. Женат, семеро детей. Полная биография.

Братья Бельченковы принципиально не вступали в колхоз и вели собственные хозяйства. До революции семья их отца имела большие земельные владения, скот и занималась торговлей. После 1917 года и даже после начала коллективизации Бельченковы оставались зажиточными по меркам того времени крестьянами, так называемыми кулаками.

Перед арестом братья имели рабочие специальности — Алексей был возчиком сельпо, а Анисим — чернорабочим на металлоломе.

Оба брата были обвинены в систематической антисоветской агитации. Алексей обвинялся также в угрозах колхозному активу, а Анисим — в потраве колхозных хлебов. Братьев обвинили в поджоге 40 центнеров (стог) колхозного сена. Свою вину они отрицали.

21 марта 1938 года Тройка УНКВД по Калининской области приговорила Анисима к высшей мере наказания, а Алексея — к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. 23 марта Анисим был расстрелян. Алексей сгинул в лагерях.

У Анисима осталось двое несовершеннолетних детей — 9 и 13 лет; у Алексея — четверо: 4, 8, 12 и 16 лет. Причем старший ребенок был инвалидом первой группы от рождения.

Осенью 1989 года братья Бельченковы были реабилитированы заключением прокуратуры Псковской области.

Материалы дела

Дело Алексея Бельченкова

Дело Анисима Бельченкова

Переписка с ФСБ и военной прокуратурой

Осенью 2020 года праправнучка Анисима Егоровича Бельченкова (правнучка его старшего сына Игнатия) запросила в Управлении ФСБ по Псковской области материалы архивных следственных дел на своих родственников.

В полученных документах фамилии сотрудников НКВД были или закрыты бумажкой (ордера на обыск и арест), или вымараны черным маркером (протоколы обыска, обвинительные заключения).

2 ноября 2020 года в УФСБ по Псковской области был направлен еще один запрос с просьбой сообщить кем, когда и на каком основании были рассекречены архивные следственные дела Бельченковых.

12 ноября 2020 года в ответе на обращение врио начальника подразделения Н.П. Неверова сообщила, что дала были рассекречены по решению экспертной комиссии УФСБ России по Псковской области в соответствии с Указом Президента РФ от 23 июня 1992 г. N 658 «О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека».

23 ноября 2020 года в УФСБ было направлено еще одно обращение с просьбой предоставить копии дел без каких-либо изъятий, поскольку они были рассекречены, а президентский указ, на основании которого это произошло, не предполагает никаких изъятий из рассекреченных документов.

15 января 2021 года был получен ответ псковского УФСБ на это обращение. В нем сообщалось, что информация о сотрудниках НКВД изъята на основании ст. 7 закона о ФСБ.

Эта статья называется «Защита сведений о федеральной службе безопасности», речь в ней идет о бывших и нынешних сотрудниках ФСБ. Очевидно, что сотрудники НКВД 1930-х сотрудниками ФСБ, созданной в 1995-м, не являются, следовательно закон о ФСБ на них распространяться не должен.

29 января 2021 года в Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ России была подана жалоба на отказ в предоставлении документов псковским УФСБ.

16 февраля 2021 года поступил ответ за подписью заместителя начальника УРАФ К.В. Азолина, в котором было сказано, что в результате проведенной проверки нарушений прав и законных интересов заявителя не выявлено, «основания для предоставления дополнительно запрашиваемой вами информации отсутствуют».

18 февраля 2021 года в прокуратуру Псковской области было направлено заявление с призывом возбудить в отношении псковского УФСБ дело об административном правонарушении, поскольку их ответ от 15.01.2021 г. содержит в себе признаки нарушения, предусмотренного статьей 5.39 КоАП («Отказ в предоставлении информации»).

30 марта 2021 года поступил ответ из военной прокуратуры Псковского гарнизона за подписью военного прокурора Псковского гарнизона, полковника юстиции А.А. Ратникова.

Прокуратура ссылалась на ст. 18 закона от 18.10.1991 № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий», согласно которой предусмотрена публикация сведений о лицах, признанных виновными в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлениях против правосудия. Прокурора сообщала, что в ходе проведенной ими проверки не было установлено, что вымаранные из дел Бельченковых сотрудники НКВД были признаны виновными в фальсификации дел либо применении незаконных методов расследования.

Прокуратура ссылалась также на ст. 6 закона о ФСБ, которая гласит, что «полученные в процессе деятельности органов ФСБ сведения о частной жизни, затрагивающие честь и достоинство гражданина или способные причинить вред его законным интересам, не могут сообщаться органами ФСБ кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами». Поскольку, как считает прокуратура, сотрудники НКВД не подпадают под исключение, которое делает закон «О реабилитации жертв репрессий», то ФСБ вправе не раскрывать информацию о них.

Таким образом, российское государство с одной стороны считает политические репрессии «беззаконием» (указ Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий имевших место в период 30 — 40-х и начала 50-х  годов», на основании которого Бельченковы были реабилитированы), с другой – не считает претворявших это беззаконие в жизнь преступниками. А ФСБ России и вовсе считает сотрудников НКВД времен Большого террора своими сотрудниками, хотя никакого правопреемства между НКВД и ФСБ нет и не было.

Иск к ФСБ

15 апреля 2021 года в Кунцевский районный суд Москвы был подан иск к псковскому управлению ФСБ, подготовленный старший юристом Команды-29 Максимом Оленичевым.

В иске мы заявили, что отказ в выдаче сведений о реабилитированных родственниках нарушает их право знать достоверную информацию о судьбе своих репрессированных родственников. Оно гарантировано им несколькими актами:

  • ст. 29 Конституции
  • ст. 3 и ст. 8 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»
  • ст. 11 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий»
  • Указ Президента №658 «О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека»

Также Максим Оленичев указывает, что ФСБ России — правопреемник Федеральной службы контрразведки РФ, а не НКВД. Поэтому скрывать имена чекистов, ссылаясь на ФЗ «О ФСБ», незаконно — это противоречит законодательству.

Подробнее об иске на сайте «Команды 29«.

Обновление от 18 июля 2021.
16 июля Роскомнадзор заблокировал сайт «Команды 29» по указанию Генпрокуратуры. Через два дня «Команда» заявила о прекращении деятельности и удалила все материалы со своего сайта и из социальных сетей. Для сохранения целостности повествования о нашем иске я перенес пресс-релиз «Команды» на свой сайт.

21 июня Кунцевский районный суд в удовлетворении иска отказал. Представитель ФСБ выступила с объемным возражением на наши доводы. Текст возражений, а также их анализ смотрите здесь.

21 июля решение Кунцевского суда было обжаловано в Московском городском суде. Ожидается, что слушания по делу пройдут в сентябре-октябре 2021 года.

СМИ о деле