Рубрики
НКВД

«Возвращение имен»: братья Бельченковы

«Возвращение имен» в этом году проходит в онлайне. О своем репрессированном прапрадеде я здесь часто вспоминаю, поэтому сегодня хочу написать о судьбе прапрадеда моей жены. Мы как раз на днях получили из псковского ФСБ его архивное дело.

Алексей Егорович, Анисим Егорович и Игнатий Анисимович Бельченковы. Начало 1920-х

Вернее, даже два дела. Одно собственно прапрадеда жены – Анисима Егоровича Бельченкова, а второе его старшего брата Алексея Егоровича.

Алексей родился в 1881 году, Анисим в 1882-м. Братья Бельченковы жили в деревне Гороватка под Великими Луками. В 1930-е годы эта территория входила в состав Калининской области.

Бельченковы были зажиточными крестьянами. До 1917 года имели 60 десятин купленной земли, трех лошадей, 10 коров, бакалейную лавку.

С 1915 года и до февральской революции Анисим Егорович служил низшим полицейским чином – сельским стражником. Алексей Егорович участвовал в Первой мировой войне, был унтер-офицером, в 1915 году награжден Георгиевским крестом четвертой степени.

После октябрьского переворота и даже после коллективизации хозяйство Анисима Бельченкова оставалось большим: 4 га земли, две лошади, две коровы, овцы, веялка, чесалка, линейка, телега, сани, хомуты, другая упряжь, бороны, плуги, соха, ножная швейная машинка «Зингер».

Большой была и семья. С женой Анной Александровной они нажили 13 детей, выжили из которых семеро. Анисим вместе со старшими сыновьями Игнатом (прадедом моей жены) и Василием портняжили – шили одежду и шапки.

Когда началась коллективизация, Анисим в колхоз не пошел, за что был осужден на год лишения свободы и еще три года высылки за пределы области. Наказание отбыл и вернулся домой. Перед арестом в феврале 1938-го работал на калининском металлоломе рабочим.

Сначала НКВД пришло к старшему брату Алексею, он тогда работал возчиком в местном сельпо. На допросе следователь задал только два вопроса: признает ли Бельченков себя виновным в систематической антисоветской агитации и грозил ли он убийством колхознику. Вины Алексей Егорович не признал.

Через неделю пришли за Анисимом.

Когда мы уже получили дела, я случайно наткнулся в интернете на статью внучки Анисима Егоровича, дочки его младшей дочери Александры. Статья была опубликована в августе этого года на сайте «Великолукской Правды». Вот как там описан арест Анисима:

«В дом арестовывать деда вошли двое. Дочери — Шура 9 лет и Таня 13 лет — лежали на печи. Дед подошел к ним попрощаться, так Шура долго-долго держала его за большой палец. Деда увели».

Анисима Егоровича обвинили в «извращении новой конституции», поджоге колхозного сена, потраве колхозных посадок и антисоветской агитации.

В обвинительном заключении приводится такие его слова, обращенные к большевикам:

«Хорошо хозяйничаете, что не стало вдоволь хлеба. Колхозников довели, что ходят голые и босые. С колхозников берут непосильные налоги, которых тоже начинают грабить, но колхозники этого не понимают».

21 марта, спустя 32 дня после ареста, тройка УНКВД Калининской области постановила: «Бельченкова Анисима Егоровича расстрелять». Спустя два дня приговор был приведен в исполнение.

В тот же день, 21 марта, та же тройка решила: «Бельченкова Алексея Егоровича заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет». Из лагеря он не вернулся.

Зеркально сложилась судьба двух членов тройки. На следующий день после вынесения приговора братьям Бельченковым, 22 марта, первый секретарь Калининского обкома Петр Рабов был снят с должности. В сентябре его арестовали, в феврале 1940 года приговорили к 20 годам ИТЛ. Он умер в Печорлаге в марте 1943 года.

Меньше чем через месяц после приговора Бельченковым, 18 апреля 1938 года, был арестован и начальник УНКВД Калининской области Александр Гуминский. В августе того же года его расстреляли в Москве.

Добавить комментарий